Константин Сорокин (k_s_s) wrote,
Константин Сорокин
k_s_s

Против Метода, продолжение...

Часть 2:

О применении метода

 

В качестве примера такой попытки я рассматриваю аргумент башни, использованный аристотеликами для опровержения движения Земли. Этот аргумент включает в себя естественные интерпретации – идеи, настолько тесно связанные с наблюдениями, что требуется специальное усилие для того, чтобы осознать их существование и определить их содержание. Галилей выделяет естественные интерпретации, несовместимые с учением Коперника, и заменяет их другими интерпретациями.

Пример с камнем, падающим  башни, коротко сводится к следующему, с башни ровно вниз сбрасывается камень, который должен был бы падать по окружности, если Земля вращается (пока он падает, земля смещается), в то время как каждый знает, что он падаёт по прямой вниз. Галилей сразу соглашается, что чувства не врут и камень действительно падает по прямой. Однако сразу приводится пример, когда чувства обманывают – пример с человеком, идущим по узкой улице и луной, «идущей» за ним вдоль крыш. И тут  Галилей говорит о вмешательстве рассудка, который проверяет и сопоставляет чувственные впечатления – сами высказывания о чувственных высказываниях от этого не изменяются.

А теперь уже П. Фейерабенд делает сильный ход, говоря, что не существует отдельно чувственного образа и высказывания о нём, но они неразрывно связаны, а чтобы их разделить. Нужно проделать дополнительную мыслительную работу – при обычных обстоятельствах такого разделения не встречается – это позволяет говорить о естественных интерпретациях и о том, что они связаны с образованием и культурой.

Такие естественные интерпретации всегда рассматривались либо как априорные предпосылки науки, либо как предубеждения,  которые должны быть преодолены.  Галилей же настаивает на критическом обсуждении вопроса о том, какие естественные интерпретации можно сохранить, а какие – устранить, что его выгодно отличает от прочих… Это позволяет обсуждать вопрос о естественных интерпретациях, стоящих за понятием движения и осудить наивный реализм, который не различает абсолютное и относительное движение.

Ещё одно любопытное замечание показывает, что в современных предположениях методологии науки пример башни опровергает теорию Коперника. Окончательно и бесповоротно – следовательно, её надо отбросить как ложную. Однако при смене естественных интерпретаций, которая и произошла в истории, теорий Коперника восторжествовала и получила развитие. Иными словами, Галилей вводит новый язык наблюдения.

   

Новые естественные интерпретации образуют новый и высокоабстрактный язык наблюдения. Они вводятся и маскируются таким образом, что заметить данное изменение весьма трудно (метод анамнесиса). Эти интерпретации включают в себя идею относительности всякого движения и закон круговой инерции.

Галилею необходимо произвести подмену (именно подмену!) одних естественных интерпретаций на другие. Для этого он прибегает к психологическому трюку: он  выделяет среди повседневного опыта обыкновенных людей то, что может служить основанием подтверждения его теории. На игре рассуждений диалогов создается новый опыт  - чисто умозрительный, но очень доступный обыкновенной пониманию.

На сравнении операционального и относительного пониманий движений Галилей основывает ход своего диалогического рассуждения, которое аппелирует к повседневному опыту читателя и незаметно приводит к принятию второй парадигмы.

Изобретая новый опыт с изрядной долей метафизических рассуждений и навязывая его читателю, Галилей обращает контрпример к теории Коперника в пример, подтверждающий её.

 

Первоначальные трудности, вызванные этим изменением, разрешаются посредством гипотез ad hoc, которые одновременно выполняют и некоторую позитивную функцию: дают новым теориям необходимую передышку и указывают направление дальнейших исследований.

Обращаясь к старой проблеме методологии науки – роли гипотез ad hoc, автор занимает радикальную точку зрения – наука развивается только за счёт таких гипотез и никак по-другому, что наглядно показывается в рассуждениях Галилея о круговом движении.

Формулировка проблемы очень простая – если то, что тело может двигаться по прямой сколько угодно, если нет сил, его останавливающих, достаточно убедительно, то в случае движения по окружности (или вращении шара) такого сказать нельзя. Меж тем, это утверждение жизненно необходимо при обращении к проблеме вращения Земли – иначе она рано или поздно остановится.

Для этого необходима новая динамика, которой тогда у Галилея не было – ему приходилось отбиваться тем, что было под рукой - интерпретациями текстов Аристотеля, странной (для современного человека) типизацией движений, рассуждениями о «духовных сущностях». Всё это, разумеется, гипотезы ad hoc, но именно на их основе была построена в дальнейшем «классическая» динамика.

Не могу не процитировать завершающий абзац раздела: Итак, Галилей использовал гипотезы ad hoc. И хорошо, что он их использовал. Если бы он этого не делал, то в любом случае в тот период он действовал бы ad hoc, даже оставаясь в рамках старых теорий. Поэтому если уж нельзя избежать действий ad hoc, то лучше использовать такие действия в пользу новой теории, ибо новая теория, подобно всему новому, дает ощущение свободы, душевного подъема и прогресса. Отдав предпочтение защите новой и интересной, а не старой и скучной гипотезы, Галилей действовал весьма разумно.

 

Наряду с естественными интерпретациями Галилей заменяет также восприятия, которые, по-видимому, угрожали учению Коперника. Он согласен, что такие восприятия существуют, хвалит Коперника за пренебрежение ими и стремится устранить их, прибегая к помощи телескопа. Однако он не дает теоретического обоснования своей уверенности в том, что именно телескоп дает истинную картину неба.

Суммируя предыдущие рассуждения, отмечается, что, несмотря на то, что почти все факты были против теории Коперника, она восторжествовала. Это отмечает и сам Галилей: я не могу найти пределов моему изумлению тому, как мог разум Аристарха и Коперника произвести такое насилие над их чувствами, чтобы вопреки последним восторжествовать. Здесь явно прослеживается контриндуктивный ход рассуждений. Наиболее убедительным контпримером было изменения яркости Венеры и Меркурия – видимое изменение было в разы меньше, чем предсказываемое теорией Коперника.

Проблема решилась с появлением телескопа, оптическое увеличение показало «правильное» изменния яркости. Но прямо сразу возникли затруднения. Так как не было никакого теоретического обоснования истинности картины, показываемой телескопом. Геометрическая оптика на тот момент была предельно неразработана и противоречива.

Метод проб и ошибок привёл Галилея к достаточно успешной конструкции, которая была чрезвычайно полезной при наблюдении за землей и морем, а помимо прочих достоинств, увеличила жалование Галилея в три раза. Но наблюдение неба – совершенно другое. Из того, что телескоп даёт истинную картину при наблюдении земли совершенно не следует, что он будет столь же эффективен в «небесах» - это было очень серьёзным препятствием на пути Галилея.      

 

Первоначальные опыты с телескопом также не давали такого обоснования: наблюдения неба с помощью телескопа были смутными, неопределенными и противоречили тому, что каждый мог видеть собственными глазами. А единственная теория, которая могла помочь отделить телескопические иллюзии от подлинных явлений, была опровергнута простой проверкой.

В борьбе с возражениями в духе предыдущего пункта, Галилей возвел телескоп в ранг "превосходного и наилучшего чувства". Но это не способствовало его успеху на первых порах. Вся разница в том, что на земле телескоп показывал ту картинку, которую мы уже видели или могли проверить, просто подойдя ближе. И это было очень убедительно и эффективно. Наоборот, в небесах телескоп показывал принципиально отличную картинку от того, что мы могли видеть собственными глазами. И это порождало массу противоречий! Отсутствие теории телескопических наблюдений только подливало масла в огонь. И приходится согласиться с тем, что данные телескопических наблюдений чувственной проверке не поддаются (иначе надо немедленно признать их ложными).

Такое пренебрежение явлениями, совершенно очевидными для нас, может быть обусловлено либо полным безразличием к существующей очевидности, которая была столь же ясной и четкой, как в наши дни, либо отличиями в самой очевидности. Выбор между двумя вариантами не прост, однако Фейрабенд показывает, что внешний вид неба и светил является хорошо известным и ясным феноменом, весь вопрос в его истолковании, о его значении для теории, что однозначно указывает на первую альтернативу.

 

В то же время существовали некоторые телескопические явления, которые были явно коперниканскими и которые Галилей ввел в качестве независимого свидетельства в пользу учения Коперника. Однако ситуация была скорее такова, что одна опровергнутая концепция – коперниканство – использовала явления, порождаемые другой опровергнутой концепцией – идеей о том, что телескопические явления дают истинное изображение неба. Галилей победил благодаря своему стилю и блестящей технике убеждения, благодаря тому, что писал на итальянском, а не на латинском языке, а также благодаря тому, что обращался к людям, пылко протестующим против старых идей и связанных с ними канонов обучения.

Вот ещё более странный и сильный ход! Когда две теории, коперниканская о вращении Земли и об адекватности изображении неба телескопом,  каждая из которых в отдельности строго противоречила чувственному опыту, в комбинации позволили это опыт преодолеть.

Приходилось перестраивать весь базис восприятия, основания чувственного опыта, естественные интерпретации – и всю мощь уже созданных, общепринятых и хорошо подогнанных под факты теорий. Наступление необходимо проводить широким фронтом, заходить одновременно с разных сторон. Победа возможна только в случае системы теорий, объясняющей совокупность фактов, проведения специального анализа оснований старых теорий и их подрыва, а также совсем не научных методов убеждения.

 

Subscribe

  • Почему я буду голосовать за А. Навального.

    Почему я буду голосовать за А. Навального. Сначала несколько вопросов и ответов. При желании можно их пропустить и сразу перейти к главному. 0)…

  • Свобода.

    Ну что, это победа! Пусть только тактическая. Короче, скептиков нафиг, похоже всё работает: http://lenta.ru/news/2013/07/19/appeal/ Для справки -…

  • Приговор Навальному.

    Всем привет! Это уже ни в какие ворота. Совсем. Даже белых ниток не хватило. Я про приговор Навальному. Про само липовое дело:…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments